Тема: Ключ для mailhacker 4 pro


Сообщений в темe: 9

берсальеры, ключи для mailhacker 4 pro, акробаты, владельцы развлекательных заведений, бродячие продавцы мелких ключов для mailhacker 4 pro, сторожа, воры, проститутки… «Населенность» спектакля поражала, только в первом действии участвовали более сорока исполнителей. Слева на переднем плане – ствол высоко поднимающего свою крону дерева, под одной из низко висящих веток колеблется связка воздушных шаров. Правее небольшое возвышение – широкая лавка или наскоро сооруженный помост. На нем двое акробатов (мужчина и женщина) в обтягивающих трико, пытаясь привлечь скучающую публику, исполняют гимнастические фигуры. На помост поднимается молодой циркач в костюме Пьеро с грустным набеленным лицом. Обращаясь к нескольким прохожим, он что-то декламирует. В своем огромном белом балахоне с большими черными пуговицами он медленно поднимает и опускает руки и кажется то странной птицей, то легким облаком, и как будто даже парит в дымном осеннем тумане. Циркача любит Нина, она смотрит на него влюбленными, восторженными, встревоженными глазами. Во всей этой необычайно красивой картине в коричневато-серовато-белых и черных тонах, среди тусклых огней, легких теней и тумана есть что-то невыразимо печальное, обещающее беды. И действительно, любовь Нины и Пьеро не увенчается счастливым концом, он скоро умрет от чахотки, а она попадет в лапы Тогаццо. Поразительная подлинность всей атмосферы луна-парка, вызывающая столько противоречивых чувств и ассоциаций, атмосфера завораживающая, романтическая, поэтическая, пронизанная грустью и «типично ломбардской меланхолией». Второй акт – по мнению итальянских критиков, лучший из трех – начинался при закрытом занавесе: в зрительном зале отчетливо слышался звон посуды – громкие звуки ударов ложек о тарелки. Высокие серые стены, подсвеченные слабым дневным светом. Длинный узкий стол почти на всю ширину сцены, длинные лавки, на которых понуро сидят женщины и мужчины, каждый над своей похлебкой. В свое время этот запах поразил зрителей и критиков, особенно во время гастролей в Париже. Во всем – в каждом движении, в каждом слове здесь ощущалась такая подлинность и правда, которая не могла оставить равнодушным. Здесь было нечто большее – эпически неспешное повествование о жизни беднейших из беднейших, трагическая история из народной жизни. О хоровом начале в исполнении спектакля писали многие.




Количество пользователей, читающих эту тему: 7

2 зарегистрированных, 5 гостей

На стене за столами огромными буквами надписи (их легко было прочесть из зала): правила поведения в столовой – что можно здесь делать, а что нельзя, суровые и унизительные предписания для тех, у кого нет прав.

Онлайн: Britt Wat